Кончил в рот юной девочке


Мой Джон ненаглядный, мой горец лихой! Мы шли по дороге от Твида до Спей, Под выход волынки, под пляску ветвей, Мы пели вдвоём, мы не чуяли ног, Мой Джон легконогий, мой горный стрелок! В равнинах Вороньё начеку.

Кончил в рот юной девочке

Тра-ла-ла, тра-ла-ла, Ох, солдатик-молодец! Does the sober bed of marriage Witness brighter scenes of love? И в исступленном свете свеч Они тряпьё срывают с плеч; Густая сажа жирным пухом Плывёт над пьяною толпой

Кончил в рот юной девочке

Вот в эту пору вечерком Кружок веселой братьи нищей Собрался к Пузи Нанси в дом Попировать за скудной пищей И весело пропить свое Последнее тряпье. Пойте про храброго Джона, Пойте про храброго Джона! Люблю я их за то, за се и за другое!

Прочь все, кому закон по вкусу и пр. Барабанщик ли, трубач ли, старый воин, иль птенец, - Всем служила - лишь бы только был солдатик-молодец!

В конец Свел меня с ума мой милый, мой солдатик-молодец. Над языками фитилей Кружится сажа жирным пухом, И нищие единым духом Вопят: Из-за этого, того, Ну, и прочего всего, Потерял одну я; Двух успел я сохранить, Недостатка, стало-быть, В бабах не найду я Для того и для сего И для прочего всего.

За ней встает скрипач-мозгляк - Утеха пьяниц и гуляк.

И вот, в слезах, вздыхая глухо, Запела песенку старуха Про Джона, горца своего: Он - парень из самых веселых, Какие встречались едва ли И Вакху; в несчастьях тяжелых Не знал он малейшей печали.

Без горя, без нужды, довольные судьбой, Все будем греться мы на солнышке с тобой; С пустым карманом ли, с набитою ль сумой - Нам наплевать на все! Но миром кончаются войны, И по миру я побрела. Прочь все, кому закон по вкусу, и пр. He had nae wish, but to be glad, Nor want but when he thirsted; He hated nought but to be sad, And thus the Muse suggested His sang that night.

Перевод П. Но дайте лишь вина - и баба поймана!

И вот, в слезах, вздыхая глухо, Запела песенку старуха Про Джона, горца своего: Я в жертву тебе принести готов и музыку и себя.

Конями быстрыми вельможе В карете нас не обогнать; На благонравном брачном ложе Восторгов нам не занимать! Травою пруд волнуем, Чтоб мы, внимая струям, Сошлись и разошлись С веселым поцелуем. Речитатив Так пел певец - и стены дома Тряслись от бешеного грома Аплодисментов сотни рук; Неистово им вторят глотки - И, чтоб добыть побольше водки, Один снимает свой сюртук, Тот очищает в се карманы, Другой разделся дочиста Встречайте ж день за днём Свободой и вином Голодная, с дрожью запойной, В харчевне под лавкой спала.

Прощайте, веселые реки мои, Волынка, попутчица нашей любви, За ветер, за песни последний глоток!

Связали его, посадили в тюрьму Скрипач - профессия моя, и пр. И нынче пьяная подруга Над пивом вспоминает друга:

Прочь все, кому закон по вкусу! Тра-ла-ла, тр-ла-ла и гр. И снова женщина встаёт, Знакомы ей туман и лёд, В горах случайные дороги, Косуля, тетерев и лис, Игла сосны и дуба лист, Разбойничий двупалый свист, Непроходимые берлоги. Речитатив Кузнец победил - и упала В объятья старуха-красотка; Отчасти любовь в ней играла, Отчасти распарила водка.

Нет на земле шотландца Доблестней горца Джона! И солнце покажется нам тогда, как донце кружки пивной, И ветер подушкою будет нам, покрывалом — июльский зной, Любовь и музыка по бокам, котомка — за спиной! Красавица моя, кую железо я, По ремеслу - кузнец; И в этом ремесле прошел по всей земле Я из конца в конец.

Я Марсом порожден, в перестрелках окрещен, Поцарапано лицо, шрам над верхнею губою, Оцарапан — страсти знак! Королевским законам Нам голов не свернуть. Без горя, без нужды, довольные судьбой, Все будем греться мы на солнышке с тобой; С пустым карманом ли, с набитою ль сумой - Нам наплевать на все!

Огромен кузнец. Ради шутки я таков; А у нас в палате много И серьёзных дураков. Мой милый был горец и горцем рожден; Смотрел на законы с презрением он, Но клану родному был предан душой, Мой Джон ненаглядный, мой горец лихой!

Но сколько дней любовь взаимно греет кровь? Будь прокляты, чьею повешен рукой Мой Джон ненаглядный, мой горец лихой! На остальное плевать! В первый раз услышал я заклинание ружья, Где упал наш генерал в тень Абрамского кургана, А когда военный рог пел о гибели Моро, Служба кончилась моя под раскаты барабана.

Так вся ссора их и кончилась на том.

Мой Джон легконогий, мой горный стрелок! Звезды погасли, Что им в небе торчать? Королевским законам Нам голов не свернуть! Ты только красотой небесною своей Меня благослови - и тысячи чертей, И голод, и мороз, не страшны мне, ей-ей,- Наплюю я на все!

Мудрость в пьяном виде - дура, Плут- дурак перед судом, А меня сама натура Сотворила дураком.



Онлайн порно зять трахает тщу
Безумный секс с теткой
Два члена трахают
Большой клитор в волосатой пизде
Старши брат трахает сетренку порно
Читать далее...