Аукцион Магазин почтовых марок Обменный пункт WMT Каталоги Stamp Открытый форум

Philatelist Classic: History & Facts
ISSUE YEAR: 2005
ISSUE COUNTRY: RUSSIA
ISSUE TYPE: GENERAL & STANDARD


     ЗЕМСТВО РОССИИ: ИСТОРИЯ ЗЕМСКОЙ ПОЧТЫ

     По материалам В.А. Новоселова © 2005-2006
     публикуется с разрешения автора DN144



     ЗЕМСТВО: ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ЗАДАЧИ

    Начиная разговор о почтовых земских марках далекого XIX века, хочется кратко позна-комить читателя с историей возникновения земства, с задачами, возложенными на него и т.п.

    Реформа государственной власти происходила в России неоднократно. Так, в семидесятых годах XVIII века, Екатерина II, подавив пугачевское мятеж, поспешила увенчать здание петровских реформ введением единообразной и довольно эффективной системы местного управления. В духе идей Просвещения она отказалась от попытки управлять всем из столицы. Губернская реформа, проведенная в 1775 году, привела к существенной децентрализации власти. Значительная часть дел перешла в компетенцию местных властей. Эта мера себя оправдала: екатерининские губернии и уезды, в общем, дожили до 30-х годов XX века, во многом благодаря земствам.

    А вот земства возникли в период огромного общественного разлома, в условиях глубокого социально-экономического и политического кризиса России во второй половине XIX века. Неуклонное развитие капитализма принудило правительство отменить крепостное право. После 19 февраля 1861 года около 23 млн. крепостных крестьян оказалось на воле. Ранее их делами ведали помещики. На этой основе и строилось прежнее управление.
    В новых условиях управлять свободными крестьянами, наделенными землей, через бывших крепостников не представлялось возможным. Необходимы были новые принципы устройства крестьян, вышедших на волю, иной механизм управления местными делами. Во всех европей-ских странах переход от феодализма к капитализму сопровождался приобщением населения к системе местного управления. Россия не составляла исключения.

    Разработкой новой системы управления государством в современных условиях начали серьезно заниматься еще до отмены крепостного права. Ближайшее окружение царя оказы-вало глухое противодействие проектам, направленным на передачу местных дел выборным органам. Довольно долго могущественная, сплоченная и неразборчивая в средствах партия непреклонных сторонников самодержавия противилась этой идее. Наконец в марте 1859 го-да специальная комиссия, созданная при Министерстве внутренних дел, пришла к выводу: ведение земских дел следует передать выборным учреждениям. Состоялось царское повеле-ние приступить к выработке именно такого закона.

    До отмены крепостного права у правительства был некоторый опыт ведения местных дел. Оно получило его в уездах и губерниях с преобладанием государственных и удельных кресть-ян. Царская бюрократия первоначально имела намерение приспособить этот механизм уп-равления к условиям, созданным после 19 февраля 1861 года. Однако это оказалось безна-дежным делом: опыт ведения местных дел сугубо бюрократически, через чиновников, был крайне неудачен.

    Однако и после царского указа работа над законопроектом шла медленно и туго. По этому вопросу созывались комиссии, приходили и уходили их председатели, время шло, а разно-гласиям в верхах не было конца. Главным пунктом споров оказалась та самая линия разграни-чения, которая отделяла хозяйственные дела губерний и уездов от политических, общегосу-дарственных вопросов. До самого последнего момента никто не мог с уверенностью сказать, какой окончательный вид примет закон о земстве. В конце концов, Александр II потребовал, чтобы разработка закона была завершена к началу 1864 года. Это указание было выполнено, и 1 января 1864 года Александр II утвердил новое «Положение о губернских и уездных зем-ских учреждениях».

    По новому закону местное управление в России строилось на выборной основе от всех слоев общества. В основу выборов этих органов был положен принцип имущественного ценза. Степень участия в делах должна быть пропорциональна степени участия в интересах. А для определения большей или меньшей степени участия каждого в хозяйственных интере-сах уезда не было другого видимого признака, как количество имущества, которым владеет в уезде то или другое лицо.

    К решению вопросов местного хозяйства теперь привлекался более широкий круг жителей: представители дворян и обуржуазившихся помещиков, торгово-промышленной и сельской буржуазии. Это обстоятельство делало более гибким местное управление, способствовало развитию капиталистического предпринимательства, открывало новые пути для роста капи-талистического уклада. Для избрания уездного земского собрания население уезда делилось на три курии: первая включала землевладельцев уезда, вторая – собственников недвижимого имущества в городе и, наконец, третья – крестьян. Выборы гласных от каждой курии прохо-дили раздельно.

    На съезде представителей от первой курии принимали участие крупные и средние поме-щики, имевшие не менее 200 десятин земли или другого недвижимого имущества стоимостью от 15000 рублей и граждане, располагавшие годовым доходом от 6000 рублей. Мелкие земле-владельцы, у которых было менее 1/20 полного ценза, выбирали из своей среды уполно-моченных. Их число определялось путем деления суммарной стоимости имущества на вели-чину полного ценза.

    В работе съезда от второй курии участвовали домовладельцы, фабриканты и заводчики, купцы и прочие горожане, владевшие купеческими свидетельствами или промышленными и торговыми заведениями с годовым доходом от б000 рублей. Сюда же включались владельцы недвижимой собственности стоимостью от 4000 рублей, а в мелких городах – от 500 рублей.

    Выборы гласных от крестьян были многостепенными: сельские общества посылали своих представителей на волостной сход, где избирали выборщиков, а уже из их среды выбирали установленное количество гласных уездного земского собрания. Чаше всего крестьяне плохо разбирались в сущности земской реформы, да и не очень ею интересовались. В такой обста-новке в гласные от крестьян нередко проходили помещики, духовенство, мещане. Новое «Положение» разрешало крестьянам избирать гласных от других сословий.

    В результате первых выборов уездных земских гласных, проведенных в 1865-1867 годах, фракция помещиков в уездных земствах оказалась самой значительной. Еще более прочные позиции заняли дворяне в губернских земствах. Разумеется, и от крестьян в земства прохо-дила самая зажиточная, экономически состоятельная их часть, посланцы сельской буржуазии.

    В повседневной работе земских учреждениях заметную роль играла интеллигенция. Она осуществляла функции служащих. Этот слой увеличивался из года в год и со временем достиг внушительных размеров, далеко превысив число выборных земских деятелей. В период макси-мального развития земской деятельности на каждого гласного в среднем приходилось до 50 служащих: статистиков, инженеров и техников, секретарей, бухгалтеров, заведующих отде-лами, учителей, врачей, ветеринаров, агрономов, страховых агентов и т. д. Им принадлежало видное место в практической хозяйственно-культурной сфере земских учреждений.

    После избрания новых гласных, чаще всего осенью, собирались уездные земские собрания. Обычно на них председательствовали уездные предводители дворянства. Гласных приводили к присяге, и начиналось обсуждение вопросов местной жизни. Заседания проходили открыто, и в зале мог присутствовать всякий, кто желал послушать выступления ораторов. На первом же собрании уездные гласные избирали из своей среды губернских гласных: от 6 уездных – одного губернского. В состав губернских земских собраний входили предводители дворянства и председатели управ всех уездов, а также 2 – 3 чиновника от казенных и удельных имений.

    Губернские собрания созывались один раз в год, чаще всего в декабре, но могли созы-ваться и чрезвычайные собрания. На заседаниях председательствовал губернский предво-дитель дворянства. Срок полномочий всех уездных и губернских собраний по положению равнялся трем годам.

    Такой состав и порядок работы местных органов управления сохранился, практически без больших изменений, до революции 1917 года. Именно поэтому земства в большинстве своем не поддержали большевиков, которые были вынуждены ликвидировать земские учреждения и строить свою систему управления, основой которой стали неимущие. В истории земской почты встречается только два случая, когда старое земство (уже в виде совдепа), в той или иной степени поддержали большевиков. Это случилось в Луге Санкт-Петербургской губернии (тут все ясно, очень близко к столице) и Перми.

    Лужский совдеп выпустил серию почтовых марок с номиналами (5, 10 и 50 копеек, а также 1, 3 и 5 рублей). На новых марках как Лужского, так и Перм-ского совдепа символы новой жизни, в результате которой Россия превратилась из великой державы конца XIX века в огромную страну, занимающую довольно неприличное место в мировой экономической иерархии.

Земские марки Луги

    Для выполнения текущей работы земские собрания избирали управы из 3 человек: председателя и двух членов. Иногда разрешалось увеличивать количество членов уездных управ до 4, а губернских – до 6 членов. А теперь сравните эти цифры с численностью бюро-кратического аппарата современных органов управления. Гласные, избранные на должности председателей губернских управ, утверждались министром внутренних дел, а уездные – гу-бернатором. Ему же принадлежало право утверждать членов губернских и уездных управ. Если министр или губернатор не давали гласному согласия на занятие той или иной долж-ности, назначались новые выборы, не получивший же утверждения не мог баллотироваться на эту должность вторично.

    Принятие «Положения о земских учреждениях» не означало одновременную и повсе-местную организацию местного самоуправления. Царская администрация препятствовала распространению земств на окраины России. В этом деле она придерживалась довольно четкой линии: поскольку вообще не удалось избежать местного самоуправления, следовало вводить его в губерниях с явным преобладанием помещичьего землевладения.

    В 1865 году земские учреждения открыли свою деятельность в 19 губерниях: Самарской, Пензенской, Костромской, Новгородской, Херсонской, Псковской, Курской, Ярославской, Пол-тавской, Черниговской, Московской, Харьковской, Казанской, Санкт-Петербургской, Рязан-ской, Воронежской, Калужской, Нижегородской и Тамбовской.

    В 1866 году земскими стали еще 9 губерний: Смоленская, Тверская, Тульская, Симбирская, Орловская, Владимирская, Саратовская, Екатеринославская и Таврическая. Затем открытие земских учреждений замедлилось: в 1867 году они появились только в 2 губерниях – Вятской и Олонецкой, в 1869 – в Бессарабской, в 1870 – в Вологодской и Пермской и в 1875 году – в Уфимской губернии. В 1876 году правительство решило дать земскую форму управления Области Войска Донского, первому казачьему войску империи, но вскоре отказалось это де-лать из-за решительного протеста казачьих верхов. В 1882 году земства там были упразд-нены. Итак, за 11 лет земства были созданы в 34 губерниях исключительно европейской части России.

    В правительственных кругах существовало мнение, что земские учреждения являлись не органической частью административного аппарата; а неким придатком к нему. Круг деятель-ности земств был строго ограничен. Закон отводил им решение вопросов исключительно местного хозяйства: они ни в коем разе не должны были выходить за установленную границу. Сразу же после возникновения земства приступили к разнообразной деятельности.

    Согласно закону, земские функции делились на: обязательные и необязательные. В первую группу, попали дела, которые были обременительны для государства, и оно охотно перело-жила их на плечи местного самоуправления. Это – содержание арестантских помещений и квартир для чинов полиции, этапная повинность, устройство и ремонт больших дорог, выде-ление подвод для разъездов полицейских, и жандармов и других государственных чинов-ников, содержание мировых посредников и судей. Эти повинности нужны были правитель-ству, и поэтому для земских учреждений считались обязательными.

    Кроме того, земствам поручались также занятия, которые трудно было вести из центра: страхование сельскохозяйственных построек от пожара, содержание городских больниц и богаделен, ремонт мостов и дорог, продовольственная помощь населению. Они считались для земства в некотором роде факультативными, необязательными делами. Более того, в проекте «Положения» даже не упоминалось о таких сферах деятельности, как народное образо-вание, медицина, ветеринария. Все это было включено в компетенцию земств лишь после обсуждения проекта Государственным советом, к тому же в формулировке нарочито туман-ной, нечеткой, оставляя возможность для вмешательства государства в деятельность земств. В конечном счете, к необязательным функциям была отнесена работа:

  • по оказанию врачебной помощи населению;
  • организации народного образования, точнее, его хозяйственной части (наем помещений для школ, их отопление, обеспечение учебниками и материалами, содержание учителей);
  • созданию ветеринарной службы, содействию сельскому хозяйству, устройству дорог, почты и др.

    При организации местных органов управления правительство очень настороженно относи-лось к объединению земств и их попыткам выйти за пределы местных «польз и нужд». Уже на первых земских собраниях отчетливо обнаружилась тенденция к попыткам объединения сходных учреждений. Тогда Правительство незамедлительно приняло меры по искоренению «крамольного духа».
    4 мая 1867 года Правительствующий сенат разъяснил земствам, что даже обмен постанов-лениями между губернскими земскими собраниями «представляется несогласным с законом, ограничивающим круг действий земских учреждений пределами губерний и уездов». 13 июня 1867 года появилось высочайше утвержденное мнение Государственного совета, согласно которому земствам строго воспрещалось без разрешения губернатора печатать отчеты земств и материалы о прениях и речах, произнесенных на земских собраниях.

    В 1868 году, циркулярами от 26 августа и 8 октября, министр внутренних дел опять напомнил земским служащим об их зависимости от администрации и потребовал, чтобы земские управы печатали свои материалы в количествах, не превышающих число гласных; земским учреждениям запрещалось обмениваться изданиями с земствами других губерний.

    Подобное запрещение в дальнейшем сыграло большую роль в организации и развитии земской почты России. Эта задача вскоре появилась в списке необязательной части функций земства. А так как было запрещение взаимодействия родственных учреждений и даже рас-пространение печатных изданий, где обсуждались проблемы и решения устройства земских учреждений в различных губерниях, то развитие почтового дела во многих губерниях пошло своим путем. В результате коллекционеры получили массу очень интересных почтовых марок, часто очень непохожих друг на друга.



[Предисловие][Оглавление сборника][Глава 2]



Яndex   
Дирекция и редакционная коллегия Партнерская программа Полезные ссылки Контакты Справка




управление бюджетом

Rating@Mail.ru

Нумизматическая биржевая площадка






Designed and Powered by Medical Information Group © 2005-2013