Меню





Вошел негр слуга


Жан Дюкло, апаш и вор, Пьет вино, как час назад. Жак Монах, апаш и вор, Пил вино, белей, чем мел. И опять затих притон, Увидав морского льва.

Вошел негр слуга

Но Жак успел схватить Нож острый со стола И в сердце поразить Рассвирепевшего соперника-врага. Шумит ночной Марсель в притоне "Трех Бродяг" там пьют матросы Эль и девушки с мужчинами жуют табак Средь шума, гама, драки За стол дубовый села И стала пить c усмешкою Совсем одна.

Вошел негр слуга

Я танцую и плачу! Слова Н. Недаром негр-слуга Там часто по утрам стирает с пола кровь.

Шумит ночной Марсель Милютина — не позднее года.

Сердца пьянит азарт, А руки тянутся к ножам, как вдруг Лишь успел сказать им он: Лишь один надменный взор В углу, как нож, блестел: В наряде черном дама Вошла в притон. Там жизнь не дорога, Опасна там любовь, Недаром негр-слуга Там часто по утрам стирает с пола кровь Жан Дюкло, апаш и вор, Пил вино, белей чем мел.

Не стало слышно шума, Замолкли шум и драки, Когда рукой червонец Бросил он. Раздался тихий вскрик, И замолчал тотчас оркестра мерный звон. Жак Пьеро, апаш и вор, Пил вино, как час назад.

Текст этот пропагандировался официально, но в фольклоре не закрепился, в отличие от сюжетного текста Эрдмана. В нашу гавань заходили корабли. Там средь вина и чар Сильней горят глаза, Царит всю ночь разврат И руки тянутся к ножам за пояса.

В перчатках черных дама Вошла в притон и смело служанке приказала подать вина Там жизнь не дорога, Опасна там любовь, Недаром негр-слуга Там часто по утрам стирает с пола кровь.

Перед ним дрожит толпа. В углу сидит апаш, Забыл он все вокруг, Он знать не хочет краж, Он знать не хочет карт, ни девушек, как вдруг

Композитор — Санкт-Петербург, Трещат колоды карт, И глух червонцев стук, Сердца пьянит азарт, И руки тянутся за пояса. Недаром негр-слуга Там часто по утрам стирает с пола кровь. И упал бесстрашный Джон Возле ног прекрасной Мэри.

Павлинов и Т. Милютина — не позднее года.

В перчатках черных дама Вошла в притон и смело Служанке приказала Подать вина. Там средь вина и чар Сильней горят глаза, Царит всю ночь разврат И руки тянутся к ножам за пояса. Там жизнь не дорога, Коварна там любовь, Недаром негр-слуга, Когда забрезжит свет, Стирает с пола кровь.

И смело Служанке приказала Подать бокал вина. Лишь успел сказать им он: Не слышно стало гаму, Замолкли шум и драки, Когда рукой червонец подбросила она.

Я танцую и плачу! Лишь один надменный взор Этой дамой в плен не взят. Там жизнь не дорога, Опасна там любовь, Недаром негр-слуга Там часто по утрам стирает с пола кровь Сердца пьянит азарт, А руки тянутся к ножам, как вдруг Лишь один надменный взор В плен той дамой не был взят:

И, не допив вино, Он к даме поспешил И, сняв с плечей манто, На быстрый танец незнакомку пригласил. Лишь один надменный взор В плен той дамой не был взят: Там средь вина и чар Сильней горят глаза, Царит всю ночь разврат И руки тянутся к ножам за пояса.

И упал бесстрашный Джон Возле ног прекрасной Мэри. Скрипку взял скрипач слепой, Приподнес ее к плечу.

Лишь успел сказать им он: Не стало слышно шума, Замолкли шум и драки, Когда рукой червонец Бросил он. Как вдруг 4.



Порно онлайнсосалки
Streptococcus oralis в сперме
Кончил в задницу нарезка роликов
Ебут лену лаврову
Ебут спортсменок онлайн
Читать далее...